Блоги

Российский газ перестает быть инструментом политического давления на Европу… но не на Украину

Олексій Бутенко

2013-05-17

В середине апреля произошло событие, которому, на мой взгляд, несправедливо не уделили должного внимания. 13 мая премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал постановление о развитии альтернативных видов топлива, в том числе газомоторного. А днем позже президент РФ Владимир Путин выступил с заявлением о том, что перевод транспорта на сжиженный природный газ нужно ускорить. Чтобы повысить спрос на автомобили с газобаллонным оборудованием, в России намерены увеличить мощности по сжижению газа, расширить сеть АГЗС и использовать систему специальных льгот для "газифицированных" автовладельцев. Для начала же планируется перевести на газомоторное топливо не менее 50% общественного и коммунального транспорта в крупных городах.

 

Только на первый взгляд этот факт достаточно тривиален – в конце концов, Россия занимает в мире скромное 20-е место по количеству автомобилей с установленным газобаллонным оборудованием. Но время для моторной "газификации" выбрано, скажем прямо, не самое удачное. Из-за удешевления нефти цены на традиционное топливо в РФ установились более чем лояльные – сейчас, например, литр высокооктанового А-95 на российских заправках предлагается в среднем по $1. Настолько низких цен нет ни в Европе, ни в Украине (дешевле - разве что в Белоруссии). В таких условиях убедить кого-либо модернизировать автомобиль "под газ" можно только очень существенными льготами. Возникает вопрос: почему вдруг возникла срочная необходимость вкладывать громадные средства в эту программу?

 

А ответ на него нужно искать не в самой России, а за ее пределами – в Европе и ее курсе на всемерное развитие использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Альтернативная энергетика в Еврозоне из дорогой "игрушки" превратилась в реальность, которая беспощадно постучала в двери "Газпрома". Уже к 2020 г. доля ВИЭ в общем энергобалансе будет составлять 20%. Но это – с учетом наименее развитых новых членов Европейского Союза. Развитые европейские страны с большим населением (которые и являются наиболее выгодными для РФ покупателями природного газа) уже сейчас достигли 20%-ного рубежа. А в целом, европейская Энергетическая стратегия предполагает, что к 2050 г. доля альтернативной энергетики должна составить не менее 70%. Результат – постоянное снижение потребления газа за счет замещения его "зеленой" энергетикой. А сам газ из инструмента политического давления превращается в обычный товар, подверженный колебаниям спроса.

 

Впрочем, одна особенность у него остается – газ "хорош" при балансе спроса и возможностей добывающего сектора экономики. Но при падающем спросе начинаются большие проблемы. Газовым месторождениям нельзя сказать "стой, раз-два!" - на их остановку и консервацию нужны месяцы и миллиардные инвестиции. Не говоря уже о том, что потребуются деньги и на поддержание в рабочем режиме "пустой" газотранспортной системы. Вот и нынешнее решение российских властей перевести на газомоторное топливо транспорт можно расценить, как лихорадочную попытку найти новый рынок сбыта для "избыточного" природного газа.

 

К сожалению, в украинском энергобалансе альтернативные источники пока обеспечивают (по самым смелым оценкам) не более 1%. Конечно, за последние годы Украина значительно снизила зависимость от импортного газа. Скажем, только за 2012 г. потребление природного газа упало на 7,6%, - до 54,7 млрд. куб м (при этом импорт составил 32,9 млрд. куб. м.). Для сравнения: в 2005-2007 гг. потребление доходило до 70 млрд. куб. м, а импортировалось – до 50 млрд. куб м газа. Есть и недавнее поручение Президента Виктора Януковича Украины Министерству регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства сократить потребление природного газа в Украине за период 2013-2014 гг. не менее чем на 50%, переведя котельные на альтернативное топливо. Но за счет чего на самом деле мы добились этих достижений в области энергонезависимости?

 

Увы, но снижение потребления газа – пока не более чем результат остановки промсектора и перевода части ТЭС на уголь. Ничего кроме увеличения выбросов СО2 страна таким путем не добьется. А в качестве "великого достижения" украинской дипломатии нам рассказывают о дифференциации источников поставок газа в Украину за счет закупки его в Польше и Словакии. Это, конечно, очень неплохо, но что за газ мы там будет закупать? Да те самые излишки "газпромовского" газа, которые образовались в ЕС после снижения потребления за счет перехода на альтернативные виды топлива. Стремясь изо всех сил вырваться из тисков "Газпрома", Украина к "Газпрому" же и возвращается.

 

Повторюсь, доля природного газа в общем балансе энергоносителей в Украине является неоправданно высокой – около 43%, что почти в 2 раза выше, чем, например, в ЕС. Между тем, за последние 10 лет только потенциал биомассы колебался от 25 до 38 млн. т условного топлива (т.у.т.) в год, а биомасса, которую можно дополнительно вырастить на неиспользуемых сейчас сельскохозяйственных землях площадью более 4 млн. га, способна прибавить к общему энергобалансу еще около 13 млн. т у. т. Только этот ресурс позволит покрыть 18-20% общего объема потребления первичных энергоносителей в Украине.


Коментарі

blog comments powered by Disqus

Публікації

  • Тижневий аналітичний звіт: 15-21 травня 2017 року

    У цьому випуску: - Чи вирішується криза поставок дефіцитного вугілля в Україну? - Скільки вже втратив "Газпром" через порушення антимонопольного законодавства? - Які фактори сприяють зловживанням з боку гравців ринку?

¬ всі публікації