Коментарі

Вікторія Войціцька: Енергорегулятор має бути незалежним

"Hubs.ua"

2016-09-06

Виктория Войцицкая – депутат Верховной Рады от фракции «Самопомощь», секретарь комитета по вопросам топливно-энергетического комплекса (ТЭК), ядерной политики и безопасности, а также член специальной контрольной комиссии ВР по вопросам приватизации. Она — один из наиболее активных парламентариев. Депутатскими запросами о деятельности «Укрнафты» и других операторов рынка энергетики она «штурмует» СБУ, генпрокуратуру, антимонопольный комитет, фискальную службу и другие органы исполнительной власти. Какова сегодня ситуация на энергетическом рынке и какие проблемы являются наиболее актуальными? Этот и другие вопросы Hubs адресует Виктории Войцицкой. 

 

— Не секрет, что на рынок энергетики большое влияние оказывают олигархи. Каковы перспективы уменьшения этого влияния?

 

— Пока я таких перспектив не вижу. Если в СССР была государственная монополия, то сейчас из-за приватизационного процесса у нас царит монополия олигархическая.

 

— Что с этим делать, да и нужно ли, в принципе, на ваш взгляд?

 

— Нужно. Во-первых, необходим эффективный регулятор рынка – Национальная комиссия, которая осуществляет государственное регулирование в сфере энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ). Во-вторых, эффективный Антимонопольный комитет Украины. Они должны работать в тандеме, где один обеспечивает мониторинг, анализ рынка энергетики, а другой — защищает конкуренцию. У нас этого нет. Энергорегулятор стал инструментом в руках группы людей и обеспечивает нашим олигархам сверхприбыли. А что Антимонопольный комитет? За несколько лет работы нового руководства не было ни одного громкого расследования, никто из монополистов-олигархов не наказан за злоупотребление монопольным положением.

 

Чтобы создать сильные институции, необходима, прежде всего, политическая воля президента, поскольку он сейчас полностью контролирует энергорегулятор и Антимонопольный комитет.

 

— Кстати, во многих странах энергетика — это бизнес высшего руководства страны…

 

— Нет. В развитых странах энергетика не является бизнесом президента. Вступая в должность в развитой стране, президент должен избавиться от финансовых интересов, особенно в таких секторах экономики, как энергетика и добыча энергоресурсов.

 

В Украине по-другому. Мало кто задумывается, но за все время независимости Украины рынок энергетики был сферой интересов президентов. Ничего не изменилось. Наибольшее влияние на рынок имеет президент. Почему? Мы не откажемся от электричества, не перейдем на сбор дождевой воды, мы будем продолжать пользоваться всеми доступными благами цивилизации. И мы говорим о рынке объёмом в более чем 300 млрд грн, который по размерам сопоставим с более чем половиной бюджета страны. Конечно, этот «пирог» всегда будет заманчивым. И тот, кто контролирует его, фактически контролирует политику в стране.

 

Войцицкая Виктория-нардеп-Рада_5

 

— Если представить, что ничего не будет меняться, то что мы увидим через пять лет?

 

— В энергетике ничего не изменится. Вероятно, изменятся судьбы олигархов. Будет перераспределение сфер влияния и собственности. Население, конечно, будет озлоблено и это будет позорный пример тотальной несправедливости, когда на людях олигархи будут продолжать зарабатывать сверхприбыли. Сверхприбыли обеспечивают необходимые для «покупки голосов и политиков» средства, и мы видим результаты волеизъявления людей потом в парламенте, который не способен защитить базовые права людей. Возможно тогда, спустя несколько лет, люди начнут задумываться о том, кто какие обещания дает, за кого голосовать на выборах.

 

— Мы сейчас договоримся до того, что нам нужно поменять президента…

 

— Мы договоримся до того, что гражданское общество должно более ответственно относиться к своему выбору, когда приходит время выборов. Это первое. Второе: гражданское общество должно начать консолидироваться и контролировать власть. Надо становиться эффективным контролером власти.

 

У нас есть общественные организации, которые встречаются с президентом и объясняют ситуацию, когда он хочет их слушать. Это диалог. Во всех развитых странах существуют институты гражданского общества, которые с помощью своих представителей защищают интересы людей на уровне государства. Майдан — это не эволюционной путь, а нам нужно идти эволюционным путем.

 

— Около 90% законопроектов, которые вносятся в ВР, — это инициатива депутатов, 7% — Кабмина. Это нормальная практика?

 

— На мой взгляд, правительство — это команда менеджеров, нанятых акционерами, чтобы руководить предприятием. Акционеры должны иметь возможность контролировать деятельность своего менеджмента, но не должны дергать его каждый день и пытаться выполнять его функции. С другой стороны, по моим наблюдениям, наиболее эффективными были те законодательные акты, которые совместно готовили члены правительства и парламентарии.

 

Тем не менее, история показала, что нельзя отдавать на откуп исполнительной власти написание всех подзаконных актов, регламентирующих различные процедуры. Потому что предельно часто в документы закладываются нормы, которые открывают шлюзы для коррупции. И получается, что закон хороший, а подзаконные акты некачественные. В нашей стране не может существовать законодательство с общими концепциями, общими правилами. У нас должно быть все детально прописано, чтобы не давать возможности использовать лазейки.

 

О тарифах на жилищно-коммунальные услуги

 

— Около 60% украинцев получат субсидии при оплате жилищно-коммунальных услуг. Это много или мало?

 

— Конечно, много. Это свидетельствует о том, что уровень жизни в стране достаточно низкий, финансовые возможности людей весьма ограничены. С другой стороны, большое количество людей неэффективно потребляет электроэнергию, в том числе из-за устаревшего и энергоемкого жилищного фонда.

 

К слову, в домах, где не установлены счётчики на протяжении 12-18 месяцев, властями трижды пересматривались нормы потребления газа населением. Это яркий пример «войны» с олигархами, когда сначала нормы потребления снизили, а потом Кабмин Яценюка увеличил их, хотя зима была теплой. Затем правительство Гройсмана снова пересмотрело нормы в сторону снижения с учетом фактического уровня потребления. При этом мы говорим о пересмотре норм в диапазоне более 15-20%. Но это — миллиарды кубов газа и десятки миллиардов гривен, которые зачастую шли в кошелек олигархов.

 

Еще несколько лет назад у нас все платили одинаково низкую цену на газ. В результате только в 2014 г. дефицит бюджета «Нафтогаза» составил около 114 млрд грн. Сейчас, когда подняли цену на газ, у «Нафтогаза» будет прибыль. Эта компания и ее структуры заплатят более 60 млрд грн налогов в 2016 году. А на субсидии у нас пойдет около 35 млрд грн. А теперь давайте сравним: дыра в бюджете 114 млрд грн, и 60 млрд грн налогов, из которых 35 млрд уйдет на субсидии.

 

Необходимо дать людям возможность контролировать и уменьшать энергопотребление, в том числе и через утепление домов, крыш, замену окон и т.д. И тут государство должно помочь в предоставлении соответствующего адекватного финансирования. Сейчас вы не можете зайти в государственный банк и выбрать из, например, пяти кредитных программ ту, которая будет посильна вам.

 

— Тем не менее, какие-то кредитные программы есть.

 

— Они только начинают запускаться. Это должно было быть сделано с опережением. Людям нужно было озвучить, что цены на газ будут подымать, но при этом необходимо было предложить инструменты, благодаря которым они могли бы уменьшить свое потребление, контролировать его. И нам под эти цели европейцы давали 600 млн евро. Говорили: «Берите, но примите закон про регулятора». Но оказалось, что благополучие олигархов важнее, чем энергонезависимость страны.

 

— А как вы вообще относитесь к субсидированию населения?

 

— Система субсидий может породить феномен безразличия к вопросу уменьшения потребления энергоресурсов. В результате появятся люди, которые, как в Европе и США, всю жизнь живут на пособие. Это своеобразный механизм контроля над людьми.

 

О цене на газ

 

— Вы сказали, что у нас не рыночная цена на газ. Почему?

 

— Кабмином установлена так называемая рыночная цена на газ. Если рыночную цену устанавливает государственный орган, то это — не рыночная цена, а регулируемая.

 

— Если бы цена была действительно рыночная, то была бы она ниже?

 

— Не знаю. Возможно. Все зависит от того, как функционировал бы рынок. Конкуренция толкает цену вниз. Но у нас не создана рыночная инфраструктура. Мы приняли Закон «О рынке природного газа», но при этом у нас на всех уровнях тормозится создание полноценного рынка. Может ли рядовой потребитель газа, например, зайти в Интернет и выбрать поставщика газа? У него есть такая возможность? Нет. Облгазы фактически остаются единственными поставщиками газа для населения.

 

У нас созданы условия, при которых тандем НАК «Нафтогаз Украины» и облгазы обеспечивают себе монопольную позицию на поставку газа для населения. Только они имеют право на получение так называемых энергетических субсидий. То есть облгазы покупают газ у «Нафтогаза» по так называемой рыночной цене, но при этом только они получают из госбюджета компенсацию в виде субсидий. Если бы у других поставщиков была бы возможность получать эти энергетические субсидии, то, вероятно, облгазы были бы не единственными поставщиками газа для населения. Появилась бы альтернатива.

 

У нас есть частные газодобывающие компании, которые продают газ промышленным предприятиям напрямую или через трейдеров. Почему частные газодобывающие предприятия или трейдеры не могут по такому же принципу получать энергетические субсидии? Возможно, если бы у них была такая возможность, то они бы увеличили инвестиции в добычу газа в Украине и соответственно сделали бы страну независимой от импорта газа – европейского или российского – не важно, любого.

 

А льготное налогообложение «Нафтогаз»? Это предприятие не платит НДС при импорте газа. Другие игроки, импортируя платят НДС, а «Нафтогаз» нет.

 

Часто можно услышать, мол, «такой рынок сложился». Это не рынок. У нас не существует рынка. Нам нужно его создавать. Депутаты, как законодатели, создали общие принципы, правила существования рынка. Следующий шаг – подзаконные акты, а дьявол, как известно, в деталях.

 

Для создания полноценного рынка энергетики необходима воля президента и премьер-министра. В первую очередь это вопрос исполнительной власти. Поэтому депутатский корпус и я лично оказываем давление на премьера и представителей Кабмина. Нужно анализировать ситуацию и убирать барьеры для функционирования рынка, убирать преференции «Нафтогаза» и т.д. Необходимо создать украинскую биржу энергоресурсов, где было бы видно объемы, которые предлагаются к продаже, и объемы, требуемые покупателями. Это сделает рынок прозрачным.

 

О дефиците газа

 

— Газа не хватает. Но если посмотреть на статистику, то добыча за последние 2-3 года стабилизировалась. Есть частные компании, которые увеличивают добычу. За короткое время частным компаниям удалось увеличить свою рыночную долю с 10% в 2010 году до 20% (в соответствие с результатами первого полугодия 2016 года).

 

После того, как мы вернулись до уровня ренты 2014 года (28%), для частных компаний стало интересно снова вкладывать деньги в увеличение добычи. Хотя все могло быть еще более динамично, если бы не пробуксовывали 1,5 года с рентой, которая была непосильно высокой — 55%. Мы потеряли 1,5 года, а для газового сектора это — огромный период.

 

В ПАО «Укргаздобыча» (УГВ) также уверяют, что добычу стабилизировали. Одним из самых быстрых и эффективных способов увеличить объемы добычи для УГВ — это избавиться от всех договоров о совместной деятельности (ДСД). Решением суда был расторгнут договор с ООО «Фирма ХАС» депутата Александра Онищенко. Теперь весь газ, который добывался в рамках ДСД и «эффективно» реализовывался по заниженным ценам через компании-прокладки Онищенко, будет идти в баланс УГВ. Но ведь есть и другие компании, с которыми заключены аналогичные договора с УГВ. Почему расторгли только с Онищенко? А как на счет десятка других компаний? Это паразиты, которые пристроились и высасывают кровь в виде газа из компании, не вкладывая при этом ни копейки. Какая в этих договорах целесообразность? Речь идет о половине миллиарда кубов газа, который добывается в рамках ДСД. Поэтому я на осень наметила план совместной работы с Национальным антикоррупционным бюро (НАБУ) по проверке всех договоров о совместной деятельности.

 

О «договорняках»

 

— То есть будущее, скорее всего, за частной добычей газа?

 

— Я в этом не уверена. Когда вижу новости о привлечении инвестора на Юзовское месторождение, на котором работала компания Shell. Компания, которая выиграла тендер, с непонятными акционерами. Я не удивлюсь, если окажется, что за этими людьми кроется российский капитал или представители прошлой власти. Это надежный, стратегический игрок? Он будет осваивать это месторождение? Я написала соответствующий депутатский запрос и жду ответа. А вообще необходимо называть вещи своими именами: добыча газа в Украине по-прежнему строится на «договорняках».

 

— Если говорить о «договорняках», то нельзя не спросить об одном из самых крупных неплательщиков налогов— «Укрнафте». Что с ним делать? Может, продать Игорю Коломойскому государственную долю в этой компании?

 

— Зачем ему ее покупать? Он и так всегда, имея меньше 50% акций, через менеджмент контролировал компанию. Сейчас заменили нескольких людей, но на ключевых позициях остались близкие к Коломойскому люди. За полгода они обеспечили ему вывод из компании 18 млрд грн. Как только были приняты изменения в Закон о «Акционерных обществах», нужно было полностью сменить руководство компании. Потом с их помощью взять под контроль все договора, денежные потоки, всю операционную деятельность, в том числе закупки и продажи. Этого сделано не было. Это пример халатности чиновников, который привел к более 10 млрд грн налоговых неплатежей.

 

А заставить Коломойского купить государственную долю? У нас нет таких инструментов. Это в британском праве в рамках акционерных договоров есть механизм, когда один акционер может заставить другого купить или продать свои акции/долю, и то только если в самом начале акционеры об этом договорились.

 

Но у «Укрнафты» есть месторождения. Их могут осваивать и другие компании. Есть государственная компания «Укргаздобыча», которая нуждается в новых месторождениях. Согласно действующему законодательству, если компания не платит ренту на добычу газа, то Госгеонедр имеет право приостановить действие спецразрешений и отозвать спецразрешения. Это необходимо было сделать. Но я весь последний год борюсь с Государственной фискальной службой Украины, которая не предоставляет Госгеонедра информацию о неуплате ренты по каждому спецразрешению. ГФС пишет отписки. Мол, у них нет технических возможностей, нужно все делать вручную. Через суды будем принуждать ГФС сделать такую разбивку по каждому спецразрешению.

 

— Разве только «Укрнафта»? А ситуация с известной компанией «ДТЭК»?

 

— К сожалению, они уже имеют решение энергорегулятора. Представители «ДТЭК» получили больше, чем рассчитывали. За счет решения регулятора (установление цены на уголь через формулу «Роттердам + доставка») они себя чувствуют лучше, чем когда-либо. И все законно. Повторюсь. Регулятор должен быть независимым. В его деятельность никто не должен вмешиваться.

 

— А что это за «подарки» олигархам? Чем заслужили?

 

— Вы думаете, что веерные отключения света были потому, что у нас недостаточно газа или угля? Это была война Ахметова с президентом. Чтобы показать, кто в доме хозяин. Интересно, что на металлургических предприятиях, которые входят в сферу влияния Ахметова, сбоев с поставкой электроэнергии не было. А у их конкурентов сбои были. Это огромный инструмент влияния на общеполитическую ситуацию в стране через влияние на настроения людей. Например, если у меня в доме нет электроэнергии, то не включается газовая колонка и нет горячей воды. Это раздражитель, который создает негативный имидж власти. И это делал Ренат Леонидович с помощью веерных отключений. Рынок энергетики и рынок коммунальных услуг у нас объединены, потому что олигархи контролируют всю цепочку от генерации энергоресурса до потребления.

 

Обычный украинец не задается вопросом: как сформировалась цена на газ, может ли он выбрать поставщика? У нас нет полноценного информирования, а у людей нет желания докапываться до сути. Если бы люди понимали, что за поднятием цен на коммунальные услуги стоит не Кабмин, а регулятор… Именно регулятор увеличил цены на электроэнергию за последний год дважды. Для бизнеса вообще увеличение составит более 60%, а пикетов возле энергорегулятора мы не видим.

 

Если бы люди знали, что будут платить высокую цену за газ и у них была возможность взять дешевые кредиты под 1-2% на утепление жилья, под которые европейцы давали 600 млн евро, но из-за народного депутата от БПП Кононенко, который завалил закон о независимом энергорегуляторе, этой возможности уже нет. Коненко, будучи человеком президента, завалил фундаментальный закон, который должен был создать независимого арбитра на энергетическом рынке и рынке коммунальных услуг. Именно этот арбитр должен защищать интересы потребителя, а не принимать решения, в результате которых олигархи продолжают наживаться за счет простых людей . Сегодня же регулятор является целиком и полностью подконтрольным президенту, его решения направлены на обогащение олигархов. Поэтому я рекомендую разобраться в первопричине и обращаться напрямую в Администрацию Президента за разъяснениями в части проведения «эффективной деолигархизации».

 

"Hubs.ua"


Коментарі

blog comments powered by Disqus

Публікації

  • Тижневий аналітичний звіт: 13-19 березня 2017 року

    У цьому випуску: - Що змусить операторів ТЕС знайти шляхи диверсифікації поставок антрациту? - Чи мають реальний вплив зусилля ОПЕК з контролю видобутку нафти? - Що дозволить спростити роботу інвесторів на газовому ринку?

¬ всі публікації